НОВОЕ НА САЙТЕ

Беру ответственность на себя...22.07.2020 Памяти Петрова Константина Павловича...
Поправки на понятном языке25.06.2020 Конституция должна предвосхищать развитие страны,...
С Днём Победы!08.05.2020 Уважаемые соратники поздравляем вас с...
События, разделённые десятилетием30.03.2020 Версия произхождения коронавируса

Внимание посетителей сайта

Сайт kpe.ru является самостоятельным образовательным ресурсом поддержки Концепции общественной безопасности, и не связан с какой-либо общественной организацией

Контактная информация

   mera@kpe.ru

Концепция Общественной Безопасности
Текущие теоретические и аналитические работы ВП СССР смотрите на сайте

Подписка на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы всегда быть в курсе обновлений информации на сайте.

рассылки subscribe.ru
страница рассылки


Аркаим

Просмотров: 7934

| Печать | E-mail

Автор данной статьи не является ни специалистом в области археологии, ни профессиональным историком. Поэтому он заранее просит не обвинять его в дилетантизме и не рассматривать его работу как научную публикацию, претендующую на достоверность предлагаемой гипотезы. Настоящий текст — не более чем попытка порассуждать и связать в рамках одной версии некоторые факты и находки, до сих пор не нашедшие окончательного объяснения.
Г. С. ЧЕУРИН

Военно-промышленному комплексу Урала — 4 000 лет

Автор данной статьи не является ни специалистом в области археологии, ни профессиональным историком. Поэтому он заранее просит не обвинять его в дилетантизме и не рассматривать его работу как научную публикацию, претендующую на достоверность предлагаемой гипотезы. Настоящий текст — не более чем попытка порассуждать и связать в рамках одной версии некоторые факты и находки, до сих пор не нашедшие окончательного объяснени.


Укрепленное поселение Аркаим, обнаруженное в 1987 году профессором Челябинского университета Геннадием Борисовичем Здановичем на юге Челябинской области и спасенное им от затопления при предполагаемом строительстве Большекараганского водохранилища, несомненно, стало наиболее значительной археологической находкой на территории России в прошедшем столетии. Открытие Страны городов, насчитывающей 19 укрепленных поселений, множество сезонных стоянок пастухов, рыболовов и охотников, различные производственные площадки и рудники, а также сам протогород Аркаим, полностью опровергли бытовавшее ранее мнение о древнем Урале, как о территориях, погруженных во тьму кочевий и лишенных культурной истории. Но 12 лет исследований породили больше вопросов, чем ответов. И ни одна из версий, предложенных как не спешащими с выводами учеными, так и коньюнктурными журналистами, не смогла ответить на самый главный вопрос: чем же был Аркаим — жилым городом, военной крепостью, религиозным храмом или колоссальной обсерваторией, хранившей священные знания протоарийских цивилизаций.

Гипотеза, которую предлагает автор, родилась в уже далеком по современным российским меркам 1993 году, когда в июне автор с группой воспитанников двух екатеринбургских школ посетил после долгих сборов Аркаим. Сам Геннадий Борисович Зданович радушно принял нашу школьную экспедицию и показал нам со школьниками все, чем богат. Эти впечатления, а также опубликованные труды археологов и историков (Зданович Г. Б., Ковалева В. Т., Таиров А. Д., Любчанский И. Э., Зайков В. В., Миненко Н. А., Моисеев А. и Никулина М.) и легли в основу приводимых здесь рассуждений.

Аркаим расположен в двухстах километрах южнее Челябинска у восточных склонов Уральских гор на всхолмлeнной степной равнине, богатой многочисленными ключами. Вокруг прямоугольной площади размером 30х40 м расположены два кольца валов — остатки предположительно оборонительных грунтозасыпных стен. Диаметр внешней стены — около 150 м, внутренней — 85 м. Внутри каждого кольца, примыкая к стене и друг к другу, словно спицы в колесе, расположены дома, обращенные входами к центральной площади. Внутрь поселения ведут четыре входа, ориентированных по сторонам света, главный из которых — западный. Он ведет на три улицы, одна из которых (шириной 6 метров) позволяет въехать на колеснице на внутреннюю круговую улицу и на центральную площадь, а две других заканчиваются узкими, как щель, проходами. Назначение жилищ внутреннего кольца пока невыяснено (предположительно — ритуальное), внешнее кольцо занято домами, предназначенными для жилья и ремесленной деятельности — гончарства, металлургии, кузнечной деятельности и т. п. Буквально в каждом жилище была одна, а то и несколько печей для выплавки меди. Конструкция их на первый взгляд проста, но на самом деле продумана до мелочей и совершенна. Город имеет островное расположение, т. е. окружен кольцом водотоков из искусственных протоков-каналов, соединяющих естественные балки, старицы или овраги. Стратегического значения эти водотоки не имели, т. к. не являлись серьезным препятствием для нападения. В городе отсутствуют загоны для скота. Внутри обводных стен обнаружены следы помещений и узких проходов, соединяющих между собой дома и иногда выходящих на наружную сторону стен.

При огромной площади поселения (около 20 000 кв. м.), сложности и четкости архитектурных форм, поражает малочисленность находок (около полутора десятка предметов). Общий для исследователей вывод — поселение было покинуто в плановом и организованном порядке. Жители города не только вынесли все нужные вещи, но и убрали мусор, после чего пустой город был сожжен. Время постройки (III — II тыс. лет до н. э.) несомненно указывает на то, что он появился в результате миграции на Урал индоевропейского (арийского) населения и, возможно, соотносится по времени с расколом единого арийского мира на будущих индоарийцев и ираноариев перед уходом первых в Индию.

Таковы факты. Далее начинаются вопросы и загадки:

На границе лесо-степной и степной зон, то есть на территориях, занятых кочевыми народами, на мизерный с точки зрения истории временной срок возникает система поселений, явно выстроенных с определенной целью и по единому плану. Крупнейшее из них (Аркаим) поражает сложностью своей организации и непонятностью своего предназначения.

Аркаим — явно не город. Мобильные кочевые народы, основой жизнедеятельности которых являлись скотоводство, охота, рыболовство и, лишь частично, земледелие, всегда селились рассредоточено и не строили долговременных многонаселенных и укрепленных поселений. Их способ существования и самосохранения — в способности экономично использовать природные ресурсы и легко перемещаться на новые территории в случае изменения климата либо нападения более сильных или переселяющихся народов.

Аркаим — явно не крепость. Его фортификационные сооружения условны. Наличие множества выходов за пределы стены прямо из жилищ, нестратегическое предназначение водотоков, отсутствие загонов для скота и складов для длительного хранения провизии абсолютно исключают возможность выдержать даже недолговременную осаду.

Аркаим — явно не храм, не центр священного знания и не обсерватория. Даже если предположить, что все священные знания находились в головах и были увезены с собой, остается непонятным симбиоз университета и ремеслухи, явно ориентированной на металлургию.

Аркаим — не город ремесленников-металлургов. Даже для оседлых, земледельческих и цивилизованных народов такая узкая специализация целого города нереальна. Что же говорить о кочевниках? Тем более, что плавильные печи в большом количестве встречаются практически во всех других поселениях Страны городов. Но даже если и так, то где города текстильщиков, горшечников, кожевенников? Их нет.

И самая главная загадка. Почему жители Аркаима организованно собрали все свои пожитки и инструментарий, вымели мусор и, не спеша выйдя из защищенного города, сожгли свой родной дом и убежище?

Мне кажется, что я могу предложить гипотезу, которая дает ответы на эти вопросы.


Сталкиваясь с чем-то новым или хорошо забытым старым, мы зачастую начинаем строить предположения, версии и теории настолько сложные, что в итоге приходится либо призывать в помощь инопланетян, либо признавать, что наши предки были умнее и образованнее нас, что они владели некими знаниями, нам недоступными, и следовали путями для нас непостижимыми. Но путаными и сложными бывают лишь заблуждения. И те, кто строил Аркаим, знали, что они делают и зачем. Это зачем было для них столь же естественной необходимостью и представлялось такой же простой процедурой, как нам утренняя чистка зубов или одевание обуви при помощи рожка. И чтобы понять это зачем надо просто поставить себя на их место и посмотреть на мир их глазами.

Итак…

Четыре тысячи лет тому назад. Вы — лидер многотысячного народа, кочующего по степям и лесо-степям Южного Урала, расселенного по многочисленным малым селениям, стойбищам и стоянкам вслед за стадами и табунами еще полудиких домашних животных (овец и лошадей). Перед Вами и Вашим народом проблема — необходимость переселиться (для чего — отдельный вопрос) за тысячу километров через пустынные и населенные враждебными племенами территории Средней Азии. Единственный способ осуществить это — организовать масштабную военную экспедицию с максимальным использованием единственного изобретенного к тому времени транспортного средства — боевой двухколесной колесницы. Т. е. — в кратчайшие сроки изготовить тысячи колесниц, обучить тысячи возниц и приручить тысячи диких лошадей.

Цивилизованные и оседлые китайцы, наверное, решили бы эту проблему методом большого скачка и двинулись бы в путь, изготовив в каждой хижине по колеснице всевозможных конструкций и с колесами всевозможных диаметров. Древние кочевники поступили иначе. Детали колесниц, найденные в курганах, оставшихся по пути следования ариев, совпадают по размерам вплоть до сантиметра. А это значит, что четыре тысячи лет тому назад в южно-уральских степях было создан компактный, эргономичный комплекс добычи сырья, изготовления, комплектации и сборки военно-транспортных единиц, то есть завод полного цикла с конвейерной сборкой унифицированного конечного изделия — боевой колесницы.

Известно два типа промышленных конвейеров: линейный (используется, например, в автомобилестроении) и револьверный (авиационное производство). И если Вы посетите сборочный цех современного авиационного завода, то увидите следующую картину:

В центре цеха стоит остов будущего самолета. По одну сторону от него — сравнительно малые ворота, через которые в цех ввозятся относительно большие детали центроплана и фюзеляжа, по другую — огромные ворота, через которые готовый лайнер торжественно выкатится в большую жизнь. Вокруг — как минимум три кольца центрально ориентированных служб. Ближнее — подготовка комплектующих и сборка узлов перед установкой. Среднее — станочный парк для изготовления деталей. Дальнее — организация снабжения расходуемыми материалами, сырьем, заготовками и обеспечение деятельности участков. Все эти сборочные, производственные и обеспечивающие участки разделены кольцевыми и радиальными проходами, обеспечивающими оптимальную коммуникацию между ними.

Теперь мы вновь возвращаемся в Аркаим и вновь смотрим на него с птичьего полета. Вблизи от выхода медных руд, на границе с лесно-степной зоной, где преобладает наиболее пригодная для строительства колесниц береза, рядом с водой строится военно-промышленный комплекс полного цикла, включающий в себя добычу и первичную обработку сырья (дерево, камень, медь, кожа), систему жизнеобеспечения людей, занятых в производстве (ведь кто-то же их кормит, пока они работают) и непосредственно производственно-сборочный цех (Аркаим), построенный с учетом возможности обучения в нем будущих возничих навигации и ориентированию.

С этой точки зрения многие загадки Аркаима находят простые ответы.

Толстые грунто-засыпные стены являются оптимальными для временных строений в резко континентальной зоне. Они имеют не столько стратегическое, сколько организующее пространство и теплоизоляционное значение. Кроме того, ширина стен, помещения и переходы внутри них и сквозные выходы на наружную строну стен обеспечивали коммуникации между службами и доступ в здания, минуя центральную кольцевую улицу.

Сборка колесниц происходила на центральной площади. Здания внешнего кольца предназначались для производства отдельных деталей и полуфабрикатов, которые затем передавались во внутреннее кольцо, где складировались и поступали на участки для изготовления отдельных узлов, готовых к сборке. Это разделение на производственные и сборочные цеха вполне объясняет ярко выраженную ремесленную принадлежность зданий внешнего круга и непонятную с других точек зрения пустотность зданий, выходящих на площадь.

Собранные колесницы устанавливались на площади в ожидании тягловой силы и возничих. Пару объезженных лошадей заводили на площадь через малые проходы, впрягали в колесницу, и очередной новоиспеченный возничий выводил ее из города по широкой кольцевой улице к западным воротам. Кольцевая улица служила главной транспортной артерией города-завода. С одной стороны она обеспечивала возможность перемещения грузов, деталей и людей между всеми производственными и служебными помещениями; с другой — служила своеобразным ОТК (отдел технического контроля), так как путь колесниц проходил мимо всех производственных участков, и начальник каждого участка мог оценить качество работы своих подчиненных и тут же дать распоряжение об исправлении или замене своего узла или детали.

Очень много споров и полумистических версий, связанных с религиозным культом Воды и Огня, вызывает тот факт, что многочисленным, якобы жертвенным , колодцам Аркаима неизменно сопутствуют металлургические печи, соединенные с колодцами специальными воздуходувными каналами. Но все мистические построения ушли на второй план после эксперимента, проведенного в полевых условиях Г. Б. Здановичем. Печь, соединенная с колодцем, дала температуру 1200 — 1500 градусов (!), т. е. оказалась пригодной не только для расплава и литья бронзы, но и для выплавки меди из руды.

Со своей стороны я бы добавил еще один издревле известный способ промышленного применения союза Огня и Воды. Из какого материала изготовлялись колесницы? Из березы, более не из чего! А каким образом из нее делают гнутые детали? Это и ныне известно любому тележных дел мастеру. Путем кипячения и загибания разваренной конструкции на медленном огне! А из костей животных изготавливались поддерживающие конструкции в обжиговых и плавильных печах.

Самыми «обиженными» в случае обсуждения данной версии обычно представляются сторонники гипотезы Аркаима как центра древней духовности. Мол, совсем «приземлить» хотят «наш Аркаим», представить его примитивной мастерской. А как же бесспорные факты наличия на территории особой энергетики?

Успокою и их: вспомним-ка, без чего древние мастера не начинали работу? Правильно, без молитвы! Ею все начиналось, ей же и заканчивалось. В силе её, молитвы, и заключалось основное качество работы. Сломались бы колесницы в дороге, — и «растворились» бы арии в бескрайних степях, сгинули бы бесследно, что с иными много раз в истории случалось.

Эти же до Индии и Ирана дошли, — исторический факт. Так вряд ли такой надежный транспорт сотворён был без молитвы. Но молитва из всякого ли места гарантированно доходит? Только из особого…!

Вот и строили этот «город-завод» на месте, заведомо храмовом. Чтобы качеством будущей продукции не рисковать.

Подведем итог.

Десятки столетий цивилизованные, оседлые и земледельческие народы смотрели на своих соседей-кочевников как на варваров и дикарей, подлежащих завоеванию и окультуриванию. Огромные просторы внутриконтинентальной Евразии, окруженные ожерельем земледельческих цивилизаций (Греция, Египет, Месопотамия, Индия, Китай) воспринимались как неосвоенные земли, занятые полудикими племенами, не строящими городов, не возводящими храмов и не имеющими даже письменности.

Но вот в самом центре континента мы обнаруживаем следы компактного, эргономичного и экологически чистого военно-промышленного комплекса, созданного в кратчайшие сроки для решения конкретной задачи и тщательно уничтоженного без вреда для окружающей среды, как только поставленная задача была выполнена. Что это как не признак высочайшей культуры и цивилизованности?

Мне кажется, что теории, утверждающие, будто прародиной современной общечеловеческой цивилизации являются земледельческие цивилизации древнего Египта, Индии, Китая и т. п., не выдержали проверку временем. И, наверное, пришла пора говорить об одновременном существовании в Древнем Мире двух групп цивилизаций противоположного и взаимодополняющего типа. О цивилизациях земледельческого типа — оседлых, ориентированных на создание собственной среды обитания (вторая природа) и развивающихся путем экспансии и расширения своих границ от стационарного центра. И о цивилизациях кочевнического типа — мобильных, не вступающих в конфликт с окружающей средой и способных в течение жизни трех-четырех поколений переместиться на несколько тысяч километров.

Аркаим и Страна городов — памятник промышленной, высокотехнологичной (и в то же время — высокодуховной по отношению к окружающему миру) культуры древней внутриконтинентальной цивилизации кочевнического типа.

Апрель 2000 года

[1] Уральский следопыт, N 4, 2000.


Поиск по сайту