Внимание посетителей сайта

Сайт kpe.ru является самостоятельным образовательным ресурсом поддержки Концепции общественной безопасности, и не связан с какой-либо общественной организацией

Контактная информация

   mera@kpe.ru

Концепция Общественной Безопасности
Текущие теоретические и аналитические работы ВП СССР смотрите на сайте

Отправь SMS своим друзьям:
Узнай правду! Зайди на kpe.ru
Перешли этот текст всем своим знакомым.

Подписка на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы всегда быть в курсе обновлений информации на сайте.

рассылки subscribe.ru
страница рассылки

Главная События и мнения Оценка составляющих жизни общества Идеология / Религия Чем отличается «религиозная группа» от «религиозной организации»

Чем отличается «религиозная группа» от «религиозной организации»

Просмотров: 13326

PDF | Печать |

«В России сект нет!», — такой вывод следует из новой книги Александра Залужного «Право. Религия. Закон».

Газета «Независимая» (20.08.08 г.) напечатала статью-отзыв на книгу Александра Залужного «Право. Религия. Закон». Автор книги впервые в истории российского права даёт чёткое определение таким понятиям как «религиозная группа», «религиозная организация».

«Независимая» сообщает о том, что на основании этого научного труда можно сделать однозначный вывод о том, что «Никаких «сект» на самом деле нет. Нет их ни в России, ни в русском языке, ни в российском законодательстве, ни в международном праве».


Обращаем ваше внимание на факт того, что данная работа была остро необходима несколько лет назад, поскольку самый пик «борьбы с сектантством» пришёлся на 2002-2005 годы. Гонениям со стороны «сектоведа» Дворкина и его «хозяев» подвергались все инакомыслящие конфессии и религиозные объединения. Благодаря отсутствию в российском законодательстве таких определений как «религиозная группа», «религиозная организация» и «секта» известный «сектовед» безнаказанно осуществлял свою «деятельность».

В КОБе задолго до написания вышеназванной книги дано чёткое определение слова «секта».


Текст статьи приводим ниже. Судите сами. Он будет полезен всем нам для возрождения в России древних верований и создания объединений на их основе (КРОНА, ССРО и других).

ИАС КПЕ

В России сект нет

Книга о том, чем отличается «религиозная группа» от «религиозной организации»


Новая книга доктора юридических наук Александра Залужного «Право. Религия. Закон» (Залужный А.Г., Право. Религия. Закон. М.: Научная книга, 2008. 360 с.) — редкое издание о правовом подходе в наиболее сложной сфере законодательного регулирования — взаимоотношениях государства и религиозных объединений. Книга документальна, она изобилует примерами из практики и будет интересна не только той аудитории, к которой собственно обращена — то есть работникам органов прокуратуры, — но и государственным и муниципальным служащим, руководителям религиозных объединений, юристам, учёным. Это концептуальное научное исследование затрагивает как обеспечение конституционного права граждан на свободу совести, правовое регулирование деятельности религиозных организаций, так и совершенствование прокурорского надзора за исполнением законов о свободе вероисповедания и противодействия экстремистской деятельности. Такую книгу мог написать только человек, знающий историю, понимающий, как работает федеральное законодательство в этой сфере и почему его несоблюдение чревато подчас неразрешимыми ситуациями.

 

Автор обращает внимание на правовое содержание конституционных понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания». Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещаются любые формы ограничений прав граждан по признакам религиозной принадлежности. В этом заключается ответственность государства, признавшего что-либо религией. Эти нормы учитывают уроки прошлого. Залужный разъясняет, почему в законодательстве правового государства нет понятий «традиционная религия» и «атеизм».

 

В прошлых правовых системах России и СССР деятельность религиозных объединений должна была быть обязательно зарегистрирована. Десять лет назад впервые в российской истории законодатель ввел религиозные объединения в гражданско-правовые отношения, обеспечив свободу выбора правоспособности, как группой, так и юридическим лицом, зарегистрированным в едином государственном реестре. Это обеспечено Законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года, который Залужный считает «особым системообразующим началом» во всем федеральном законодательстве этой сферы. Этот закон ввел на всей территории России обязательный для всех понятийный аппарат. Религиозные объединения могут создаваться в форме «религиозных групп» и «религиозных организаций». Лишь эти определения в федеральном законодательстве участвуют в гражданско-правовых отношениях, выступают в качестве социальных институтов, формируют правосознание и толерантность по отношению ко всем верующим. Любые иные термины и понятия в отношении религиозных объединений в России являются неправовыми.

 

Религиозной группой признаётся добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Они имеют право совершать, богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, обучать религии и осуществлять религиозное воспитание своих последователей. Группы не имеют общего имущества, его предоставляют для богослужений их участники.

 

Книга помогает читателю понимать особый правовой язык. Слово «организация» в российском праве означает юридическое лицо. Определение «религиозная» может применяться только в том случае, если таковой организацию признало государство в ходе экспертизы. В этом случае объединение вправе получать льготы от государства, в том числе налоговые, участвовать в благотворительной деятельности.

 

Свободная деятельность религиозных объединений с юридическим лицом и без него (чего не было никогда в нашей истории) даёт реальные возможности для реализации прав на свободу совести. Вместе с тем ответственность у этих разных форм религиозных объединений несопоставима. Несравнимы по своим возможностям и юридические лица. У сельской общины, существующей на пожертвования верующих пенсионеров, нет денег, чтобы «поддерживать движение денежных средств» на счёте в банке райцентра — они оплачивают содержание храма и коммунальных услуг на месте, но могут быть лишены юридического лица без всякого предупреждения со стороны налоговой службы. Органы власти вправе воспрепятствовать богослужениям, если не соблюдаются санитарные, строительные и иные правила в общественных местах. Готовы ли религиозные организации нести те же тяготы, что и другие хозяйствующие субъекты? Автор считает, что лучше учитывать конкретные ситуации и находить разумный выход, чтобы верующие не ютились в подвалах и не искали лесные поляны для молитвы.

 

В каждой главе книги Залужного есть констатация низкого уровня правосознания в России. Вот урок из прошлого. В декабре 1980 года, в канун Рождества по григорианскому календарю, с официальным визитом в Волгограде побывал Свен Ом — гость из Швеции, праправнук великого физика. Он посетил лютеранский молитвенный дом (что по тем временам было невероятно) и православный собор. Событие должно было продемонстрировать капиталистам свободу религии в СССР — без этого у советского правительства замирали внешнеэкономические отношения. Однако сотрудник МИДа, сопровождавший гостя, посоветовал журналистам: «Пишите о свободе веры, о родстве гостя с великим учёным, но не указывайте его вероисповедание, а то у нас в школах закон Ома отменят». Газеты проговорились, опубликовав следующее: приезжал представитель некой «Всемирной организации христианской церкви» (де-факто не существующей организации), праправнук известного физика Ома, по приглашению… Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов СССР!

 

Поднялся шум; кто разрешил, где атеистическая работа? Дело в том, что за год до этого, в 1979-м, вышел «Советский энциклопедический словарь», который, несмотря на норму о свободе совести в Конституции СССР, отнес вероисповедание Ома вместе с перечнем других христианских исповеданий к «сектантству». Словарь указывал, что оно «характеризуется фанатизмом, догматизмом, враждебностью», «некоторые секты имеют изуверские обряды». Закон Ома, конечно, не отменили. Но дипломат был прав: бред опровергнуть трудно. Невозможно объяснить, что никаких «сект» на самом деле нет. Нет их ни в России, ни в русском языке, ни в российском законодательстве, ни в международном праве, ни в русском синодальном переводе Ветхого и Нового Заветов. С точки зрения российского законодательства Библия — это богослужебная книга христиан России разных вероисповеданий, а также тех, кто читает её на русском языке во всем мире. В западной традиции переводов библейских текстов сектами называют партии древнего иудейского общества: назореев, саддукеев, фарисеев. Но это не причина для оправдания невежества и, навешивания негативных ярлыков в XXI веке.

Юрий Тихонович Садченков
завотделом по связям и содействию
религиозным организациям
аппарата главы администрации
Волгоградской области,

Святослав Юрьевич Садченков
аспирант Волгоградского
государственного университета.


Поиск по сайту