НОВОЕ НА САЙТЕ

Последний гамбит18.08.2021 18 августа исполняется 30-летие ГКЧП....
Беру ответственность на себя...23.07.2021 Памяти Петрова Константина Павловича...
Об историческом единстве русских и украинцев15.07.2021 Статья Владимира Владимировича Путина
КТО и как РАЗВАЛИЛ СССР11.06.2021 СССР не распался, его развалили....

Внимание посетителей сайта

Сайт kpe.ru является самостоятельным образовательным ресурсом поддержки Концепции общественной безопасности, и не связан с какой-либо общественной организацией

Контактная информация

   mera@kpe.ru

Концепция Общественной Безопасности
Текущие теоретические и аналитические работы ВП СССР смотрите на сайте

Подписка на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы всегда быть в курсе обновлений информации на сайте.

рассылки subscribe.ru
страница рассылки


Новый Халифат создают под знамёнами Ваххабизма

Просмотров: 5730

 E-mail

Скачать:   PDF (367 Кб),   WORD (135 Кб) ODT (49 Кб)

 

В материалах сайта КПЕ мы неоднократно обращали внимание на процесс реализации в глобальных масштабах антикоранической стратегии заправил библейского проекта через создание нового исламского Халифата от Северной Африки до российского Поволжья. Напомним, что этой теме посвящена аналитическая записка ВП СССР «Долговременная стратегия преодоления коранического ислама заправилами библейского проекта».

При взгляде на чреду событий с позиции общего хода вещей, можно увидеть, что обозначенная стратегия «благополучно» реализуется в жизни глобальной цивилизации. И если в Северной Африке и на Ближнем Востоке этапы её реализации вполне различимы, то возникает вопрос: как обстоят дела у нас в России? Ниже, используя открытые источники, приведём хронологию событий последних месяцев, которая даёт ответ.


Итак, 25 июня СМИ сообщили о том, что Эмир Катара шейх Хамад бен Халифа аль-Тани после 18 лет правления официально отрёкся от престола, передав власть сыну — наследному принцу шейху Тамиму бен Хамаду аль-Тани. В прямом эфире национального телевидения эмир заявил следующее: "Всемогущий Бог знает, что я не желал власти ради власти и никогда не действовал ради личных мотивов… Главным всегда были интересы нации, и ради этих интересов мы откроем новую главу".

А через неделю, у руководства Катара «возникла проблема» - было свергнуто правительство египетского президента Мохамеда Мурси, возглавляемое "Братьями-мусульманами", и таким образом «по престижу напористой внешней политики Катара был нанесён большой удар», поскольку по сообщению британской газеты «“Financial Times”» в то время как Каир является центром арабского мира, то поддержка Катаром послемубараковского Египта находилась в центре финансирования Дохой (столицей Катара) исламистских групп с тех пор, как по северной Африке пронеслись революции "арабского бунта".

«Катар влил 8 миллиардов долларов финансовой помощи в Египет и являлся главным среди стран Персидского залива сторонником правительства г-на Мурси, начав эту поддержку даже до того, как его правительство пришло к власти. "Египетский кризис - это тяжёлый камень на шее Катара", - сказал Майкл Стивенс из Королевского НИИ оборонных исследований ВС в Дохе.»

Участие руководства Катара в Египетских делах газета характеризует следующим образом:

«Рост влияния Дохи с уровня регионального посредника до активно вмешивающегося игрока координировался бывшим эмиром и недавно ушедшим министром иностранных дел и премьер-министром шейхом Хамадом бин Ясимом. Вместе они стремились уравновесить альянсы государства, принимая у себя региональную военную базу США и одновременно поддерживая экстремистские группировки в арабской политике.

Они поддерживали повстанческие бригады "Братьев-мусульман" в Ливии.

Прочность отношений между Катаром и г-ном Мурси связана с более глубокими отношениями между этим государством Персидского залива и общерегиональным исламистским движением.

Духовный лидер "Братьев-мусульман" Юсуф аль-Кардави периодически проживал в Дохе в течение десятилетий, используя это государство Персидского залива как базу, чтобы выступать с неоднозначными проповедями».

Так, например 12 октября 2012 г. Юсуф аль-Кардави — лидер суннитов, заявил: «Арабский и мусульманский мир должен встать против России. Мы должны бойкотировать её. Мы должны зачислить её в наши главные враги».

Однако, как оказывается, отречение эмира Катара от престола, за неделю до переворота в Египте, неслучайно. Так «Инопресса», цитируя газету La Stampa, сообщает, что новый эмир Катара поддержал египетских военных, осуществивших переворот, а Саудовская Аравия делает ставку на салафитов:

"Через несколько дней после интронизации молодого Тамима новый эмир выступил с поздравлениями в адрес египетских военных. Именно тех, кто сбросил в Каире основных союзников Катара и закрыл представительство катарского телеканала Al Jazeera, горниста нового порядка от Магриба до Центральной Азии"

Возникает вопрос, с чего бы это руководство Катара так резко изменило свои приоритеты во внешней политике? Или оно сделало вид, что их изменило?

Следующая хронологическая цепочка полностью касается событий в России.

6 мая полиция Сургута при поддержке ОМОНа остановила две колонны автомобилей (160 машин) с водителями преимущественно кавказских национальностей («РГ» от 6.05.2013 г., «В Сургуте задержали 160 участников "автопробега"»). Задержанные утверждали, что едут в детский дом с подарками, однако игрушек и сладостей у них с собой не было, зато были обнаружены биты и травматические пистолеты.

СМИ писали тогда, что исход уроженцев кавказских республик в Сибирь и демонстрация порой чрезмерной уверенности в себе неслучайны. "Север России и Западная Сибирь стали тыловой базой ваххабитов", - отмечал автор статьи в «МК». По его данным, год назад в местных "джамаатах" начали читать лекции о том, что вся имеющаяся на земле нефть дана Аллахом и что неверные владеют ею незаконно. "Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий округа, Республика Коми и часть Тюмени - прекрасный фундамент для исламского государства, которое рано или поздно признают все страны мира. Зваться это государство будет ХалифатТюмения", - подытоживал корреспондент КП.

4 июля в городе Пугачёв (Саратовская область) произошла бытовая драка с убийством, вызвавшая стихийный митинг и волнения «на национальной почве». Хронология событий в городе подробно изложена в материале «Разобраться по совести». Здесь отметим, что после того, как информация о случившемся стала известна СМИ, они осуществили информационный вброс о том, что убитый 20-летний Руслан Маржанов был бывшим десантником, а его убийца 17-летний Али Назиров, чеченец. Именно это обстоятельство стало причиной дальнейших событий. А о том, что произходит ежегодно 2 августа в День ВДВ, напоминать излишне.

В город спешно были направлены дополнительные резервы ОМОНа, туда же поехал вице-губернатор Саратовской области Денис Фадеев и начальник ГУ МВД Сергей Аренин. Депутат Госдумы от Саратовской области, ЛДПР-овец Антон Ищенко повёл себя как провокатор. Он заявил собравшимся: «Я беру ситуацию в Пугачёве под свой личный контроль». И далее: «Мы считаем, что наши ребята не должны страдать. Мы выступаем за то, чтобы не было межнациональной вражды, так как в таких случаях страдают представители всех народностей. Но вместе с тем, мы отдаём себе отчёт, что Саратовская область — это центр России, исконно русская земля, поэтому уместно требовать уважения к титульной нации». Как пишет Лента.ру: «Жителям заявление Ищенко показалось достаточно убедительным, и они пошли перекрывать трассу Волгоград-Самара».

В событиях, произошедших в Пугачёве, обращают на себя внимание несколько обстоятельств.

Во-первых,
по словам отца погибшего парня, «из-за убийства его сына в город приехали «всякие дураки попиариться»: «Я вышел на Соборную площадь в первый день, когда народ решил требовать выселения чеченцев из города, и сказал: "Люди добрые, я отец погибшего ребёнка, я крови не хочу". Я так считаю: тут дело не в национальности, а в том, что этот выпил, тот выпил, подрались, случилось бытовое убийство. Я знал, что стоит мне хоть слово сказать — и так полыхнет, что не затушишь. Но всё равно, приехали какие-то люди непонятные из Саратова и Москвы, понаклеили по городу наклеек с надписями: "Кто, кроме нас?" и "Не будите русского медведя!" На митингах какие-то приезжие имперские флаги разворачивали, их еле скрутили. Я сейчас на шиномонтаже работаю, так ко мне на днях приехали какие-то дядьки на "Лексусе", сказали, что делали "оранжевую революцию" в Украине, хотели нам в Пугачёве подсобить. Я записал их номер, сообщил в полицию. Не нужна нам ничья помощь, мы сами со всем разберёмся". Шамиль выдерживает краткую паузу и презрительно цедит: "Говорят, тут нас националисты из Москвы поддерживать собираются. Поддержка, ага. Вы им так и передайте: Пусть штаны свои поддерживают!"».

Кроме этого, члены партии «РПР-Парнас», прибывшие попиариться в Пугачёв предложили такой «Проект решения проблем жителей Пугачёва»:

1. В городе вводится режим чрезвычайного положения.
2. Полицейский участок ликвидируется, исполнительная власть распускается, в город вводятся подразделения внутренних войск, и командир подразделения назначается комендантом города.
3. Объявляется дата референдума, моратория на прописку лиц чеченской национальности на территории Пугачёва. По итогам референдума, в случае положительного волеизъявления, на срок от трёх до пяти лет запрещается регистрация граждан чеченской национальности, а приезжающие в гости должны регистрироваться на срок не более одного месяца.

Любому здравомыслящему человеку должно быть очевидно, что предложенные «Парнасом» меры ни к какой стабильности не приведут, более того, они создадут предпосылки к возникновению напряжённости в масштабах всего Поволжья.

Во-вторых,
обращает на себя внимание то, что выше описанные события произошли в городе, носящем фамилию Емельяна Ивановича Пугачёва - донского казака, предводителя Крестьянской войны 1773—1775 годов в России. Случайно ли такое "совпадение"? Понимая, что неуправляемых процессов не бывает, ответ для нас очевиден: такое "совпадение" неслучайно!

9 июля на Бережковской набережной в Москве уроженцы Кавказа осуществили нападение на депутата Госдумы от ЛДПР не уступившего дорогу их автомобилям.

13 июля СМИ сообщили о том, что «казака изнасиловали за то, что он отказался платить дань, которой кавказская семья обложила всю станицу». Атаман Изобильненского районного казачьего общества Василий Шатерников сообщил журналистам: "Нашего казака Александра в середине июля изнасиловал 27-летний аварец, который проживает по соседству. И это не первое изнасилование". Жители села жалуются, что одна семья, проживающая здесь, регулярно требует «дань» с местных жителей, а с теми, кто не соглашается платить, жестоко расправляются.

13 июля рейсовый автобус, который следовал из Подольска (Московская обл.) в Курилово, на автодороге «Подольск – А101» столкнулся с КамАЗом, перевозившим щебень. После столкновения автобус развалился на две части. В момент аварии в автобусе находились около 60 пассажиров, 18 из них погибли, 33 пришлось госпитализировать. За рулём Камаза был гражданин Армении Грачья Арутюнян, который практически не говорит по-русски. В суд его доставили в женском больничном халате и резиновых шлепанцах, водитель был в состоянии шока, плакал. Родственники Арутюняна и официальные лица Армении были возмущены тем, в каком виде водитель предстал перед судом, и потребовали разъяснений от российской стороны. В Ереване перед зданием посольства России прошли акции протеста.

13 же июля, практически синхронно с аварией под Подольском, сотрудниками силовых ведомств была проведена всероссийская акция по устрашению КПЕ, формальным поводом для которой стало дело возбужденное 17 мая 2013 г. в отношении неустановленного круга лиц по факту распространения, якобы, экстремистских материалов (книги «Мёртвая Вода»). Совпадения этих двух событий, практически синхронное по времени, также обращает на себя внимание и наводит на определённые размышления. Тем более что трагедия под Подольском, усилиями СМИ заняла весь новостной эфир в течение 13 и 14 июля.


Список можно продолжать и дальше, однако очевидно, что СМИ, как по команде акцентируют внимание на трагедиях с участием кавказцев или приезжих с Кавказа. СМИ умело формируют общественное мнение, что «кавказцы убивают русских», «они пришлые», «они нас ненавидят и не считают за людей», «пусть убираются на свою землю» и т.п. Естественно, без дыма огня не бывает, но СМИ как будто специально делают акцент на национальности. Ведь если бы парня в Пугачеве убил этнический русский, то этот инцидент так и остался бы «бытовым убийством», без национального окраса, и никакого скандала на всю страну не было бы.

При этом складывается впечатление, что кто-то намеренно создаёт условия для роста уровня преступности среди приезжих. В связи с этим возникает ряд вопросов. Случайно ли местные власти халатно относятся к регистрации мигрантов, а в миграционных службах торжествует взяточничество и коррупция? Случайно ли ради наличия дешёвой рабочей силы (а фактически рабской силы) чиновники пытаются как можно больше облегчить процесс получения разрешения на работу для мигрантов и упростить получение вида на жительство и гражданства. В результате в России появляется всё больше людей, которые плохо знают язык и культуру русского народа, мигранты из средней Азии часто плохо образованны и бедны, а это ухудшает криминогенную обстановку в городах и сёлах.

Между тем, эксперты заявляют, что в России очевидны признаки намеренного нагнетания межконфессиональных разногласий и конфликтов. По всей стране, ни с того, ни с сего усиливаются радикальные исламские движения. Среди мусульман стали появляться люди, которые вводят исповедующих ислам в заблуждение, пытаются поднять их на войну с "неверными", с людьми другой веры. Результаты такой деятельности прекрасно демонстрируют «арабские вёсны», события в Ливии, Сирии и Египте. Хозяева провокаторов внедряют их в среду верующих мусульман (осуществляют их материальную и информационную поддержку) и используют их для реализации своих целей – осуществления государственных переворотов, создание и поддержание нестабильности или гражданских войн. Таким образом можно утверждать, что многие радикальные организации исламского толка находятся под контролем западных спецслужб и выполняют их распоряжения на территории страны, которую нужно «усмирить» или «поделить».

Создание Ваххабизма является наиболее ярким примером такого рода «сотрудничества» английской разведки МИ-4, в лице агента Лоуренса Аравийского, вокруг которого в настоящее время создан романтичный ореол, и последователей ислама.

Выше описанные эпизоды межнациональных взаимоотношений возникли не сами собой. Они являются следствием отсутствия в России адекватной жизни внутренней политики в области межнациональных взаимоотношений. А это в свою очередь произтекает из непонимания руководителей властных структур и силовых ведомств того, КАК дóлжно разрешать межнациональные конфликты и противоречия. Среди аналитиков, политолухов и социолухов, различных экспертов история та же. Нет ни понимания, ни рецептов разрешения проблем. Некоторые эксперты сегодня в качестве меры нормализации межнациональных взаимоотношений предлагают принять «декларацию коренных народов России», которая бы «обеспечивала защиту прав и свобод местного населения». В связи с этим, вспомним известный анекдот: «…права имеешь?... А можешь?». Всякого рода декларация, по определению Толкового Словаря русского языка, есть всего лишь, заявление. Изходя из этого, должно быть очевидно, что для разрешения межнациональных и межрелигиозных конфликтов, предотвращения любых форм экстремизма в России - многонациональной и многоконфессиональной региональной цивилизации, одних деклараций недостаточно! Нужна теоретическая база, стратегия и методы предотвращения и преодоления межэтнической вражды. Неслучайно И.В. Сталин, называвший себя русским человеком грузинского произхождения говорил: «Без теории нам смерть, смерть, смерть!». И именно в сталинскую эпоху в СССР успешно воспитывалась Дружба народов. А об экстремизме, в то время, и речи быть не могло. Сталин также говорил: «Кадры решают всё!». Именно поэтому вопрос воспитания грамотных, высоконравственных управленцев, способных брать ответственность на себя и разрешать серьёзные задачи, в том числе в области межэтнических взаимоотношений, является первостепенным на сегодняшний день. Современные руководители Министерства юстиции и ФМС, в этом смысле, никуда не годятся.

В тоже время, закулисные кукловоды понимают значимость кадрового вопроса. И именно поэтому, в процессе подготовки России к будущим межэтническим конфликтам, с целью её ликвидации как единого государства-цивилизации и вписания её территорий в новый исламский Халифат, «они» глубоко внедряют свою кадровую базу - ваххабитов в региональные руководящие органы. Подробнее этот вопрос изложен в материале «Ваххабиты уже стали министрами и прокурорами», приведённый нами в ПРИЛОЖЕНИИ.

Подводя итог, повторим ещё раз сталинский тезис: КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ! Поэтому, чтобы уберечь страну от возможных кровавых событий, которые готовят нам хозяева библейской цивилизации, используя для запала т.н. «исламский фундаментализм», «исламский экстремизм», «исламский терроризм», управленческим кадрам – руководителям всех уровней, да и всем жителям России необходимо осваивать знания об управлении. Знать о способах и методах ведения «холодной войны» против России. Знать пути выхода из нынешней нездоровой ситуации.

В материалах КОБ проблеме разрешения межнациональных конфликтов посвящена работа «Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле Концепции общественной безопасности».

ИАС КПЕ

Для освоения так же рекомендуем следующие материалы:

- работа ВП СССР «Долговременная стратегия преодоления коранического ислама заправилами библейского проекта»;
- работа ВП СССР «О расовых доктринах»;
- статья Петрова К.П. «Мир на Кавказе — это мир в России».


ПРИЛОЖЕНИЕ

Ваххабиты уже стали министрами и прокурорами

Приговоренный российскими ваххабитами к смертной казни учёный рассказал, когда начнутся религиозные войны на Урале, как отличить мечеть от ячейки радикалов и почему «ВКонтакте» оказался во власти воинов джихада.

«Убить Романа Силантьева» — такой пункт занимает не последнее место в списке дел российского ваххабита. И не мудрено: московский учёный давно занимается борьбой с мутировавшим исламом и за это время успел нажить себе очень много врагов. Однако отступать он не собирается: по мнению Силантьева, радикальное мусульманство, или ваххабизм — страшная болезнь, которую срочно нужно лечить. Если этого не сделать, то Россию захлестнет волна беспорядков, по сравнению с которыми Болотная покажется «цветочками».

В своём интервью для Портала 66.ru он корит российские власти за неразборчивое отношение к иммигрантам, рассказывает о полпроценте отличий между ваххабитами и мусульманами и об угрозе гражданской войны в нашей стране.

— Львиная доля тех иммигрантов, которые есть у нас в России, — так или иначе мусульмане. На ваш взгляд, люди, которые приехали из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, они как-то влияют на религиозный фон в стране?

— Иммигранты у нас разные бывают. Наверное, самый спокойный тип иммиграции — это когда люди просто хотят заработать денег. Если есть в них потребность, то тогда можно привлекать такую рабочую силу. Но это надо делать умно.

— Что вы подразумеваете под этим?

— Я всегда привожу в пример иммиграцию в ряде мусульманских стран — Катаре, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах. Их политика очень просто строится: хотите приезжать зарабатывать деньги — зарабатывайте деньги, но не более того. Идентичность национальную им там никто не позволит выпячивать. В России все совсем по-другому.

— Связана ли как-то российская политика в отношении иммигрантов с проблемой ваххабизма, о которой вы очень много говорите?

— Просто к иммигрантам надо относиться разборчиво. Есть вот какая проблема: люди, которым у себя на родине по каким-то причинам не рады (некоторых к стенке ставят или сажают), они затем перебираются в Россию. И эти люди зачастую становятся ваххабитами.

— То есть вы хотите сказать, что ваххабитам на родине не очень рады?

— Им просто очень не рады. И создают им невыносимые условия для жизни, из-за этих невыносимых условий они едут потом к нам, а мы их зачем-то принимаем. В 2001 году такого Анвара Сатимова, если мне память не изменяет, поймали в Свердловской области. Узбек, ваххабит, которого на родине в розыск объявили международный. Он на Урал приехал, работал тут имамом, тут его и поймали. Он ничего больше не умел, себе какую-то общину сколачивал, уже и самопровозглашенные муфтии там появлялись. В некоторых мечетях уже коренных мусульман нет. Не только там, но и вообще по стране.

— Это что означает?

— Это означает, что в мечетях теперь совсем другой национальный состав. У нас есть наблюдение: если татары в мечеть перестают ходить, значит, на мечети можно ставить крест.

— А может, это нормальный процесс? Может быть, постепенно весь традиционный ислам перекрасится в ваххабитский?

— Может, но нужно иметь в виду, что ваххабиты не уживаются, в отличие от традиционных мусульман, с христианами. Между ваххабитами и нормальными мусульманами всего лишь полпроцента различий, но эти «пять десятых процента» не дают ваххабитам ни с кем мирно сосуществовать.

— Есть ощущение, что внутри ислама идёт какая-то война, передел сфер влияния.

— Она идёт. Это совершенно не скрывают. В идеале в каждом регионе должен быть один муфтий. А у нас в некоторых областях бывает по пять мусульманских юрисдикций. Вот митрополит представляет интересы всех православных, и интересы мусульман должен представлять один, а не три враждующих муфтия. Но, к сожалению, у нас мусульманское сообщество сильно расколото по России, причём этот раскол прогрессирует, и в последние годы особенно сильно. И в итоге мы имеем по несколько муфтиев в каждом регионе. Причём нередко один из них муфтий традиционный, нормальный, другой — ваххабит.

— И у нас на Урале есть ваххабиты?

— Да, есть. Здесь, например, пять юрисдикций. Два муфтия — традиционные, два — ваххабиты, про одного до конца пока понять не можем. В Челябинской области доминируют традиционные мусульмане. Там три юрисдикции, но муфтия два — один ваххабит, один — нормальный. В Тюменской области — два муфтия ваххабита, один нормальный.

— А официальный ислам вас признаёт? Они считают, что вы можете сказать: вот это ваххабиты, а это не ваххабиты?

— Я с традиционными мусульманами в хороших отношениях. Меня зовут периодически лекции читать. В Алма-Ату звали, в Челябинск часто приглашают. С Татарстаном я дружу. Отвечая на второй вопрос, я могу сказать, что мы разработали экспресс-тесты, как определить, ваххабитская община или нет. Если в общине чтут Гайнутдинова Равиля (мусульманский богослов, — прим. ред.) — это плохая примета. Если имам учился в Саудовской Аравии — это тоже вызывает много вопросов. Если имам — не коренной национальности, а того хуже — русский или еврей, или цыган, или якут — это также плохая примета. Кроме того, подозрителен имам, если у него мечеть открыта круглосуточно. Хорошая примета — когда имам пожилой. Хорошая примета — когда это сельская община, моноэтническая, татарская например. Из этих показателей с вероятностью до 99% можно понять, чья это община.

— Какие последствия от этих мутаций ислама?

— Сейчас модно говорить, что люди, которые вышли на Болотную площадь, представляют серьёзную угрозу власти. Но могут ли они свергнуть власть? Для начала, те, кто ходит на Болотную площадь, не очень большой процент населения составляют, а главное — они малобоеспособны. Человек ничего тяжелее айпада не держал, с ОМОНом ему драться проблематично. Десять омоновцев могут разогнать практически любую такую группу. А вот если человек имеет опыт боевых действий в каком-нибудь Афганистане или на Кавказе, а то и в Пакистане или Сирии (а таких людей среди ваххабитов довольно много) — это уже другое развитие ситуации.

— С этого места поподробнее.

— Есть, например, город Покачи (город в Ханты-Мансийском автономном округе, 17 тысяч человек, — прим. ред.), где приходит имам-ваххабит к администрации и спрашивает, почему ему так мало денег дают. Ему объясняют, что помогают как могут. Он говорит: «Вы неправильно понимаете, я с автоматом в следующий раз приду». Они ж настолько перепугались, что отменили даже празднование 9 Мая. Народ понял, что это совершенно не теоретический уровень. И реально сейчас встала угроза повторения Будёновска и Кизляра.

Ведь любой народ можно собрать на каком-то мусульманском празднике и завести его. Поднять клич, к примеру, «Защитим ислам», «Мусульман убивают», какой-то слух пустить, что тут мусульманина зарезали, что тут русские пришли… Волнения будут — с Болотной площадью небо и земля.

— Давайте немного поговорим об истории вопроса. А почему в Советском Союзе такого не было?

— Было. Мы тоже дружили с мусульманами. У нас ваххабизм считался когда-то очень положительным явлением. Считалось, что это союзный мусульманский тренд антиимпериалистического характера. Правда, быстро выяснилось, что это не так. Что это английский проект.

— Английский проект?

— Да. Традиционные мусульмане считают именно так. А другие считают, что британцы просто в какой-то момент выявили перспективную мусульманскую секту и поддержали её. То есть она появилась без их участия, а они просто вложили в её раскрутку деньги.

— И сейчас продолжают её контролировать?

— Я сильно подозреваю, что контроль уже во многом потерян; но то, что ваххабитские страны очень дружат с американцами и англичанами — это факт. Мы видим, как ваххабиты в симбиозе с американцами и англичанами просто сносят всех своих врагов.

— У нас есть какая-то историческая иллюзия, что мы сидим на Урале, и с татарами мы вроде как в хорошем добрососедстве, и с мусульманским миром потихоньку сращиваемся. А в Екатеринбурге у нас такое может быть гипотетически?

— Как правило, большой город они пока захватить не могут, Екатеринбургу это вряд ли угрожает, а какой-нибудь отдалённый город на севере — типа Ивделя например — запросто.

— Ну разграбили город. А дальше что?

— Людей перепугают до полусмерти всех. Одно дело — когда теракты только на Кавказе и в Москве: люди, живущие, например, в Карпинске или Ирбите, как-то на себя это не примеряют. Когда же ваххабиты захватят неподалеку город размером с Ирбиту людей сразу другой будет уровень безопасности.

— Но вы, наверное, должны понимать, что такое должно произойти, чтобы люди расчехлили автоматы и пошли захватывать город? Должен быть какой-то повод, сигнал или стечение каких-то обстоятельств.

— Повод? Ну например, если ваххабизм объявят вне закона. Мера, которая, кстати, могла бы стать началом системной борьбы с этим явлением. Почему покушались на муфтия Татарстана? Потому что он с ваххабизмом боролся, выгонял их отовсюду, где они засели. А те просто ему ответили — в принятой у них манере.

— А наши спецслужбы ведут статистику: например, в этот год в таком-то муфтияте прибыло 100 человек? Есть там свои люди внедрённые, которые за процессом следят, докладывают, телефонируют и держат хоть что-то под контролем?

— Правоохранители и силовики — они разные. Где-то они умные, а где-то нет. Где-то они своих людей внедряют, а где-то верят на слово. И вторых — больше. Кроме того, ваххабиты же тоже за последние 25 лет сложа руки не сидели, они своих детей отправили учиться и в академии МВД, и в юрвузы. Многие, например, прокурорами стали, министрами. Правда, пока не на федеральном, а на региональном уровне. Вот банду ваххабитскую ликвидировали в Карачаево-Черкесии. Пожалуйста: глава села — глава банды, которая замешана в убийстве местного имама. Люди-то непростые, небедные.

— У вас у самого жизнь спокойная?

— Живой пока. На большинстве ваххабитских сайтов пишут, что неплохо бы меня ликвидировать. Не без этого. Ну, а что делать? Большинство моих коллег угрозы получают. Проще сказать, кто не получает.

— На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы хотя бы какая-то иллюзия безопасности была?

— Люди должны реально смотреть на вещи. Нам в общем-то ничего хорошего в будущем не грозит. У нас уже идёт в стране война, это не отдельные контртеррористические операции, у нас людей гибнет больше, чем в Афганистане. Поинтересуйтесь, сколько погибло в терактах только в Дагестане и только правоохранителей с начала года. На сентябрь было 330, сейчас уже, наверное, 400. Это не считая чиновников, имамов, просто мирных жителей. А Ингушетия, а Кабардино-Балкария, теперь Татарстан? Расширяется география терактов. Кроме того, эта болезнь крайне пагубно влияет на авторитет власти. Главная функция любой власти — это защита населения. Если в стране происходят теракты, люди задают вопрос: за что они платят налоги? Надо эту болезнь срочно лечить, при этом понимая, что лечение будет болезненным. Если у тебя на ноге гангрена — не надо колоть туда морфий, надеясь, что само рассосется. Надо ложиться в больницу и делать операцию.

— Наверняка как эксперт вы общаетесь со многими чиновниками. Что во власти думают по поводу вопросов безопасности?

Во власти не всё так просто. Есть люди, которые альтернативную точку зрения высказывают, считая, что ваххабиты — это хорошие, мирные люди, и все проблемы оттого, что мы их притесняем. В Дагестане послушали таких «миротворцев» вначале, усадили местных мусульман с ваххабитами за стол переговоров, радовались, что вот, мол, историческое событие, легализовали ваххабизм, и в этом году — самые жестокие теракты против традиционных мусульман. А в Чечне его вне закона поставили — и терактов стало резко меньше. Да, Кадыров потерял много людей, но тем не менее он их оттуда выпер.

Проблема в том, что борьба с ваххабитами приведёт к большему числу терактов и большему числу жертв. Они-то пока надеются без боя взять власть, они ж тоже боятся смерти, и если есть возможность мирным путём прийти к власти, запугав просто всех нормальных мусульман, они так и сделают. Если им оказывают сопротивление — начинаются теракты; если сопротивление это усиливается — терактов будет больше. Они, конечно, пойдут ва-банк, это очевидно, и многие чиновники не готовы к обострению. У нас то саммит АТЭС, то чемпионат мира по футболу, то Олимпиада. Да их просто отменят, если теракты будут! Кому это надо? Ваххабиты прекрасно это знают. Универсиада в Казани? Вот будете нас притеснять — не будет у вас универсиады...

— Вы думаете, конечная цель ваххабитов — деньги?

— Они умнее. К сожалению, ваххабит — не бандит. Бандиту нужны золотые пистолеты и майбахи. А ваххабиту власть нужна. Ведь власть сама по себе, в качестве побочного эффекта, имеет и майбахи, и сауну, и девочек, и дворцы. Это только у людей с бедной фантазией всё в деньги упирается.

— Интернет для ваххабитов какую роль играет?

— Для вербовки — значительную роль. Высшим шиком у террористов считается завербовать людей так, чтобы исполнитель даже с тобой не встретился ни разу, но сделает то, что ты захочешь. Соберёт бомбу, заложит её где надо.

— Через соцсети?

— Через всё: социальные сети, форумы, сайты. У нас 80% сайтов по исламу на русском языке — ваххабитские, и скорее всего человек, вбив «ислам», попадет туда. Посмотрите, сколько «ВКонтакте», например, групп ваххабитов.

— Если человек способен завербовать другого человека через «ВКонтакте», то это, наверное, какой-то очень умный человек.

— Или те, кого завербовали, не очень умные.

— Я вот не могу, например, сантехника своего завербовать, чтобы он ходил и делал что нужно.

— Когда многим мусульманам 20 лет промывают голову, что ислам в России притесняют, что настоящие мусульмане — это Шамиль Басаев и прочие, у нас романтика, мы ментов режем — то привлечь людей не так сложно.

— Умные люди, которые вербуют через сети других людей, им деньги за это платят?

— Да. И выдают методичку «Как завербовать лоха»: татарина, чеченца, карачаевца.

— Кстати, о финансовом вопросе. Вы много ездите по стране, посещаете различные мероприятия. Кто вас спонсирует?

— Есть центр «География и религии», и в рамках отдела по взаимоотношению церкви и общества там есть некоторый бюджет. По церковной линии, по линии Лингвистического университета какие-то мне проекты заказывают, просто приглашают. Естественно, при этом оплачивается дорога, нормальный режим рабочий организовывается. Так что, в общем, проблем с этим нет.

— Вы государственный человек?

— Я зампред совета по религиоведческой экспертизе, но это не госчиновник, я не являюсь сотрудником Минюста. Также я преподаю в госвузе (Московский государственный лингвистический университет) — этим моё отношение к государству ограничивается.

— Вернёмся напоследок к джихаду. Вы говорите, что межрелигиозные распри более опасны, чем политические. Те, кто раскачивает лодку в политическом плане, — мы все эти имена знаем. А те, кто занимается более серьёзным подрывательством, — вы можете назвать кого-то конкретно?

— Зачастую это одни и те же люди. Тот же Джемаль, например, он у нас одновременно и белоленточник, и апологет-террорист откровенный. Или Максим Шевченко, его друг. Когда Удальцов приезжает в Казань и говорит, что все, кто против Путина, — наши друзья, и неважно, кто они. Это тоже о чём-то говорит.

— Давайте на чем-нибудь позитивном закончим.

— Могло быть всё гораздо хуже! Мы пока ещё отбиваемся.

Источник - http://66.ru/news/society/126635/


Поиск по сайту