НОВОЕ НА САЙТЕ

Непонятное облако над Кремлём01.08.2019 «Проблема-2024», варианты решения которой уже...
Беру ответственность на себя...23.07.2019 Памяти Петрова Константина Павловича...
Из истории либерализма15.07.2019 Концептуальным взглядом
Исторический миф с позиций либеральных воззрений31.05.2019 некогда сформированных протестантизмом, благосостояние личности...

Внимание посетителей сайта

Сайт kpe.ru является самостоятельным образовательным ресурсом поддержки Концепции общественной безопасности, и не связан с какой-либо общественной организацией

Контактная информация

   mera@kpe.ru

Концепция Общественной Безопасности
Текущие теоретические и аналитические работы ВП СССР смотрите на сайте

Подписка на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы всегда быть в курсе обновлений информации на сайте.

рассылки subscribe.ru
страница рассылки

Главная События и мнения Оценка тенденций с позиции КОБ Попытка подчинить, или американские игры на Ближнем Востоке

Попытка подчинить, или американские игры на Ближнем Востоке

Просмотров: 2136

 E-mail

СКАЧАТЬ:    PDF (290 кб);    WORD (140 кб);    ODT (145 кб)

 

«Они [США] не унизить нас хотят, они хотят нас подчинить,
хотят за наш счёт решать свои проблемы, подчинить нас своему влиянию.
Никогда ни у кого этого в истории в отношении России
не получалось и не получится…
»
В.В. Путин

Прошло 23 года со времени крушения СССР. Как сказал президент России Владимир Путин «это была величайшая геополитическая катастрофа 20 века… и прежде всего для русского народа». Действительно, по русскому миру был нанесён сокрушительной мощи удар. «Холодная война», как оказалось, несёт в себе те же разрушения и бедствия, что и обычная.

Но если для постсоветского пространства поражение в «холодной войне» принесло неисчислимые беды и проблемы, то победившей в этой схватке Запад во главе с США совсем по-другому смотрел на происходившие события. Так в США появились «оптимисты», - учёные и общественные деятели, которые придерживались той точки зрения, что после прекращения биполярного противостояния и поражения коммунистической идеологии международные отношения утратят один из основных признаков - конфликтность, и достигнут, наконец, состояния согласия и сотрудничества. Эта мысль нашла своё отражение в опубликованной в США в 1989 году статье «Конец истории?». Её автор - профессор Ф. Фукуяма, тогда работавший в госдепартаменте США, выдвинул идею о том, что падение коммунизма и распространение во всем мире рыночной экономики и либеральной демократии знаменуют собой последнюю стадию исторического развития человечества. Однако уже через 10 лет сам Фукуяма вынужден был снять свои «розовые очки» и написать о том, что «история не умерла, послание следует».

Параллельно тезису «оптимистов» об окончании истории, в США появляется противоположная точка зрения о том, что после окончания противостояния Восток-Запад на смену ему приходит совершенно иной тип конфликтов - «столкновение цивилизаций». Автор этой идеи профессор Гарварда С. Хантингтон высказал мысль, что на смену классическим конфликтам эпохи «холодной войны» приходит конфликт между культурами. Хантингтон делит весь мир на несколько цивилизаций: западную, тайско-конфуцианскую, исламскую, индуистскую, славяно-православную, латино-американскую, африканскую и японскую. Он считает, что с развитием глобализации и ослаблением на международной арене роли государств, на первое место будут выходить объединения государств по цивилизационному признаку. Сам Хантингтон считает, что в силу больших различий между цивилизациями и превращения мира в одну «большую деревню», столкновения между ними неизбежны.

Карта этнокультурного разделения цивилизаций согласно концепции Хантингтона:

1. западная культура (тёмно-синий цвет)
2. латиноамериканская (фиолетовый цвет)
3. японская (ярко-красный цвет)
4. тайско-конфуцианская (тёмно-красный цвет)
5. индуистская (оранжевый цвет)
6. исламская (зелёный цвет)
7. славяно-православная (бирюзовый цвет)
8. буддийская (жёлтый цвет)
9. Африканская (коричневый цвет)

Не отрицая большой роли религиозного и цивилизационного фактора, всё-таки во многом позволю себе с Хантингтоном не согласиться.

Действительно, он предвидел разделение мира на большие регионы и конфликтность существования между ними. Однако конфликтность предполагает и сотрудничество, как оборотную сторону медали. Для того чтобы глубже описать этот процесс, необходимо разобраться с такими понятиями, как глобализация и регионализация.

Глобализация, как процесс, идёт параллельно с развитием человечества. С того самого момента, когда в результате технического прогресса между народами и племенами стали устанавливаться торговые и производственные связи, а также вестись конфликты и войны, уже можно говорить о начале глобализации. В ходе таких взаимодействий на определённой территории начинал доминировать какой-либо народ, который уничтожал конкурентные народы либо ассимилировал их, либо вписывал в свою систему жизни и управления. Так зарождались цивилизации древнего мира. В 20 веке научно-технический прогресс достиг огромных темпов и охватил почти всю планету, что неизбежно привело к новым возможностям для установления связей между странами и народами (телеграф, телефон, факс, спутник, опто-волоконный кабель), новым возможностям ведения торговли (появление сначала поездов, затем автомобилей, аэропланов, огромных судов, самолётов и вертолётов), новым возможностям ведения войн (в Первую мировую чудом считался пулемёт и танк, но затем появились самолёты на реактивной тяге, атомное и ядерное оружие, ракеты). Всё это способствовало сближению стран и народов, переплетению интересов и как следствие к возникновению конфликтов и союзов.

Именно объединение акторов международных отношений в союзы является необходимым условием выживания в современном мире. В этом смысле регионализация, как процесс протекающий наряду с глобализацией, является неизбежным промежуточным звеном в развитии человечества. Уже во второй половине 20-го века процесс регионализации стал приобретать конкретные очертания и воплощаться в виде экономических объединений. Ярким примером регионализации является Европейский союз.

Однако если Хантингтон считает главным объединительным началом религию, культуру, язык, то я бы сказал, что процесс регионализации протекает несколько по иному принципу: главным фактором в подобного рода союзах будет историческая близость государств. Скажем, по Хантингтону, Казахстан относится к исламской цивилизации, но по факту он входит в Евразийский экономический союз наряду с Россией, Белоруссией и Арменией. Оно и понятно: Казахстан исторически близок к России, с начала 18 века его земли начали вхождение в состав Российской империи. Нас объединяет общая история, общее прошлое, культура, экономические, политические связи. Большинство казахов отлично владеют русским языком, а не арабским, как следовало бы по логике Хантингтона. Более того, в Казахстане 25% населения - это русские.

Именно историческая близость, на мой взгляд, будет являться главным объединяющим фактором.

Главным, но не единственным. Природа не терпит вакуума, и если Россия перестанет поддерживать прорусские силы в Центральной Азии, то эти территории со временем могут перейти под влияние государств исламской цивилизации (Турции, Саудовской Аравии, Ирана). Так уже было в истории, и никакое славянское братское единство не помогло при вступлении Чехии, Польши, Болгарии, Словакии и Словении в состав НАТО. Словом, нужно использовать все возможные объективные условия для увеличения своей региональной организации.

Такие региональные организации являются и будут являться центрами силы в 21 веке. Каждая из них будет стремиться к расширению и захвату ресурсов. На границах этих объединений будут происходить конфликты, войны. Поэтому для России важной задачей является расширение своей сферы влияния на как можно большую территорию и установление мирных связей с другими центрами силы. Именно таким образом 21 век, возможно, пройдёт без крупных мировых конфликтов и войн за ресурсы. Однако это произойдёт при условии, если все участники международных отношений будут проводить мирную политику.

Словом, мир 21 века - это мир крупных региональных объединений, которые будут конфликтовать между собой, вступать в различного рода союзы. К сожалению, это не будет эрой мирового спокойствия и благоденствия. На планете то и дело будут вспыхивать этнические, религиозные, военные конфликты. Терроризм, потоки беженцев с воюющих территорий, голод, преобладание транснациональных корпораций и банков сделают жизнь на земле отнюдь не безоблачной.

Но после 1991 года США остались единственной сверхдержавой, способной диктовать свою политику другим государствам. Победа в «холодной войне» вскружила американцам голову. За 1990-е годы они настолько укрепились в мысли о своём всесилии и безнаказанности, что не заметили, как стали зарождаться и другие мощные державы и региональные объединения.

За последние полтора десятилетия экономическая картина мира сильно изменилась. Таков список стран по ВВП в млрд. долл. на настоящий момент (октябрь 2014 года):

1. Китай- 17,632
2. США- 17,416
3. Индия- 7,277
4. Япония- 4,788
5. Германия- 3,621
6. Россия- 3,559
7. Бразилия- 3,073
8. Франция- 2,582
9. Индонезия- 2,554
10. Великобритания- 2,453

Как видим в первую десятку помимо США и европейских стран вошли Китай, вырвавшийся на первое место, Индия, Бразилия, списанная со счетов Россия и даже Индонезия. Каждая из них способна по своему историческому, политическому, экономическому и военному весу стать центром притяжения для соседних государств, способна стать центром регионального объединения.

Конечно, такая перспектива крайне не устраивает Соединенные Штаты. Самой страшной для них потерей может стать утрата статуса доллара в качестве мировой резервной валюты. Если мировые державы, такие как Китай и Россия, действительно захотят перейти в расчётах на национальные валюты, то США по большому счёту ничего не смогут предпринять. Это не маленький Ирак, который можно разбомбить, если что-то не понравится.

Но США - это страна, которая всегда действует на опережение и чужими руками, вступая в конфликт лишь в случае крайней необходимости или на завершающей его стадии. Наверняка, они подготовились и к варианту развития событий, при котором доллар будет терять свои позиции в мире.

Для того чтобы держать в напряжении Евразию и другие регионы планеты, как нельзя лучше подходит политика контроля над Ближним Востоком. Порассуждаем об этом.

Этот регион буквально вклинивается в Евразию, и если посмотреть на карту, где проживает наибольшее количество мусульман (тёмно-синий цвет), то мы увидим, что данный регион протянулся от африканского побережья Атлантики до островов Индонезии. Такой большой регион имеет геополитические границы с Центральной и Южной Африкой, Индией, Китаем, Россией, Европой. Делая этот регион источником постоянных войн, конфликтов, терроризма, гуманитарных катастроф, возможно, держать в напряжении своих геополитических врагов. Постоянно провоцировать их на то, чтобы вмешаться в конфликты на данных территориях. Более того, валюта страны, которая ведёт боевые действия, либо находится под постоянными ударами террористов и под информационными ударами «мировых» СМИ теряет свою привлекательность в качестве универсального платёжного средства.

Именно таким образом США поддерживают стабильность и привлекательность доллара. Если посмотреть в прошлое, то мы не вспомним ни одного крупного военного конфликта на территории Северной Америки со времён Гражданской войны 1861-1865 годов. Именно таковы цели вторжения США и их союзников в Афганистан, Ирак, Ливию, а сейчас и в Сирию.

Но для того, чтобы погрузить такой огромный регион в хаос необходимо много ресурсов и времени. Штаты, однако, не жалеют ни того, ни другого. Началом этого процесса можно считать бомбардировки Югославии 1999 года и отделение Косово, населённого в основном албанцами-мусульманами, от Сербии. Сейчас этот регион является транзитным для наркотиков и оружия в Европу.

После падения колониальной системы в 50-60-х годах 20 века в большинстве мусульманских стран установились светские режимы, которые очень умело сдерживали радикальные политические и религиозные силы в своих государствах. К тому же братская помощь Советского Союза, во многом, способствовала развитию этих регионов в экономическом и культурном отношениях. Но после распада СССР исчез естественный противовес, и США стали чувствовать полноправным хозяином ближневосточных процессов.

Для того, чтобы расшатать ситуацию в этом регионе используется следующая тактика:

1. Выращивание в этих странах так называемых «глубинных государств»: политических, военных и лоббистских структур, а по сути «пятых колонн», которые обеспечивают сохранение интересов Вашингтона при любых комбинациях внутриполитических раскладов в ключевых странах Ближнего Востока.

2. Тесные союзы и сотрудничество спецслужб США с террористическими, радикальными и экстремистскими группировками. Так ветеран ЦРУ Майлс Коупленд в своих мемуарах писал о том, что «Братья-мусульмане» с момента своего создания, то есть с 1928 года, были предметом конкурирующего интереса тайных служб различных государств: «Когда после покушения на Г.Насера - по одной из версий, организованного им самим - члены «Братства» подверглись допросам с пристрастием, и оказалось, что высшие структуры этой организации были насквозь пронизаны британскими, американскими, французскими и советскими спецслужбами, каждая из которых в зависимости от ситуации старалась или активизировать, или задавить различные группы в этом движении». Такие союзы позволяют также шантажировать неугодные режимы региона.

3. «Арабская весна». Организация демонстраций и путчей, начавшихся 18 декабря 2010 года, приведших к свержению режимов в Египте, Тунисе, Йемене; к гражданским войнам в Ливии и Сирии; к массовым протестам в Алжире, Ираке, Иордании, Марокко, Омане и других странах. Все эти беспорядки ослабили власть местных кланов и подготовили почву для более масштабных конфликтов.

4. Военные вторжения или бомбардировки США и их союзников по НАТО Афганистана (2001 г.), Ирака (2003 г.), Ливии (2011 г.) и начавшиеся бомбардировки территории Сирии (2014 г.) под видом борьбы с террористической организацией «Исламское государство Ирака и Леванта».

Что касается «ИГИЛ», то это, пожалуй, первое движение открыто выступающее за воссоздание Арабского халифата. 29 июня 2014 года Абу Бакр аль-Багдади, лидер «ИГИЛ», провозгласил себя халифом, а подконтрольные его движению территории Сирии и Ирака - халифатом. Провозглашение исламского халифата стало новым качественным этапом в становлении движения. «Исламское государство» (так оно теперь себя называет) ставит на первый план идею «исламско-суннитского итернационала» и намерено стать его ядром. В этом реальное отличие «ИГ» от движений типа «Хамас» или «Талибан», которые решают чисто национальные задачи.

Само слово «халифат» предполагает возвращение к «истинному Исламу» первых халифов, который объединял весь арабо-мусульманский мир. Идея единства заложена в исторической памяти жителей региона: вплоть до окончания Первой мировой войны регион Леванта - от Палестины до Междуречья - был органическим целым, несмотря на различие диалектов арабского языка. Нынешние Сирия, Ливан, Ирак, Кувейт, Иордания и Палестинская автономия не являются с точки зрения сторонников панарабизма «органическими» государствами, основанными на единстве нации, религии и исторической преемственности. Все они были искусственно «нарезаны» в результате Первой мировой войны по колониальным лекалам, прежде всего по условиям ненавистного арабам англо-французского договора Сайкса-Пико. Халифат - это, с одной стороны, реакция на внешние агрессии со стороны Великобритании, США и их союзников, с другой - на неудачные попытки построить «демократический капитализм» западного типа в арабских странах.

Но у «Исламского государства» и много проблем. Если рядовые члены охвачены идеей арабского и религиозного единства, восстановления исторической справедливости, то руководители «ИГ» наверняка связаны с западными спецслужбами и являются их орудием с целью разжигания крупномасштабного конфликта в регионе.

Создавалось «ИГ» при поддержке спецслужб США, стран Персидского залива, Турции, Катара и Саудовской Аравии. Несмотря на призыв к универсальности, новоявленный халифат во многом является проявлением регионального суннитского национализма (сирийского и иракского), он был изначально создан как орудие борьбы с шиитскими правительствами в Багдаде и Дамаске. Этот факт является серьёзным препятствием к дальнейшему разрастанию халифата, так как «ИГ» упирается в естественные этно-религиозные границы: регионы, населённые курдами, шиитами и алавитами. По сути дела, нынешний «халифат» охватывает довольно компактный, хотя и большой, регион между Ираком и Сирией. Первым актом ИГ после взятия Мосула стало уничтожение пограничных знаков между Сирией и Ираком, как «позорной» демаркации в соответствии с договором Сайкса-Пико. Сегодня об этом договоре знает каждый рядовой боец армии «ИГ».

И, несмотря на то, что США якобы срочно бросились создавать коалицию для сдерживания «Исламского государства» и даже начали бомбить территорию Сирии со своими союзниками, в действительности это является лишь имитацией противостояния и ставит своей целью лишь усугубить положение в регионе. Турецкие курды уже прорывают государственную границу с Сирией с целью помочь своим собратьям в борьбе против «ИГ». А сама Турция с июня 2014 года стягивает войска к границе с Сирией. Сирийский город Кобани, на границе с Турцией, в течение трёх недель штурмуют боевики террористической организации "Исламское государство". Турецкие власти в свою очередь усиливают группировку войск на границе с Сирией в связи с происходящим в Кобани. К приграничной зоне стянуто дополнительное количество танков и бронетехники.

Кандидат исторических наук, советник по Средней Азии и Ближнему Востоку Института внешнеполитических исследований и инициатив Игорь Панкратенко в своей статье «Египет, Турция, и Ближний Восток: создание «глубинных государств» и союз с исламистами» делает вывод о том, что дело идёт к подготовке исламистской Анкары «в качестве ударной силы «переформатирования» Ближнего Востока и «затачивание» её, как инструмента воздействия на Черноморский регион и Кавказ».

Внешняя политика, которую ведёт российское руководство, заслуживает особого внимания. Она отличается взвешенностью, пониманием ситуации и отстаиванием национальных интересов. Руководители России понимают, что противостоять описанной выше геополитической угрозе распространения хаоса нужно уже сейчас путём поддержки сил, способных противостоять терроризму и радикальному исламизму в регионе. Прежде всего, речь идёт об Иране. Россия и Иран добились существенного прогресса в переговорах относительно поставок нефти в обмен на товары. Реализация такого сценария позволит Ирану увеличить экспорт энергоносителей вопреки санкциям, а Россия делает существенный шаг на пути отказа от доллара при расчётах за проданную нефть или газ.

Россия также действует и по другим направлениям. Предотвращение в 2013 году внешней военной атаки на Сирию и поставка ей оружия, по меньшей мере, осложнило положение американских геополитических игроков. Россия также поставляет оружие Египту и Мали.

Когда я говорю о том, что угрозу радикализма нужно сдержать ещё в зародыше, это прежде всего, подразумевает активное сотрудничество со странами и регионами, которые также могут стать жертвами агрессивной политики США на Ближнем Востоке.

В России на данный момент проживает около 20 млн. мусульман или 13% населения, в Китае - 34 млн. или 2,5% населения, в Индии - 177,5 млн. или 14% населения. Распространение в мире радикального исламизма несёт в себе огромную опасность для стабильности во всем Восточном полушарии.

Однако, подыгрывая исламским радикалам различного толка, США сплачивают страны для совместного противостояния американской гегемонии, и углубляют сотрудничество, прежде всего в политической, экономической и военной сферах. Поэтому основной геополитической задачей России на ближайшие десятилетия будет тесное сотрудничество с Китаем, Индией, странами Центральной Азии, Ближнего Востока и с… Европой. Да, с той самой Европы, которая нехотя по указанию Вашингтона вводит санкции против России. С той самой Европой, которая всё менее становится христианской и всё более мусульманской.

Большую роль будет играть и внутренняя политика Москвы, учитывая то, что Россия- страна с коренным мусульманским населением. Тонкая, сбалансированная межнациональная политика должна стать одним из главных приоритетов развития российского государства и общества.

Прошло 23 года со времени крушения СССР. Как сказал президент России Владимир Путин «это была величайшая геополитическая катастрофа 20 века… и прежде всего для русского народа». Однако, именно сейчас взоры многих стран и народов обращены на Россию, как на центр притяжения, способный сплотить силы противостоящие однополярному миру, чтобы каждый народ мог самостоятельно решать свою судьбу.

Трошкин Михаил,
Соратник КПЕ

 


Поиск по сайту